У торгового центра МЕГА Химки царит предпраздничное оживление. Постоянно одни люди торопливо забегают в стеклянные двери , а другие неспешно выходят из них с тяжёлыми сумками. Зато огромная парковка наполовину пуста. На ней неподвижные, запорошённые снегом, ожидают своих хозяев легковушки и фуры.

Кажется, нет никакого лагеря дальнобойщиков. Разъехались все по домам, поставили, чертыхаясь, систему «Платон» и возят как обычно грузы. А тем временем их семьи наряжают елку и ждут своего кормильца домой с подарками. Нет, никуда не уехали мужики. И не сидят за решеткой. У всех на виду - протестуют. Здесь.

На краю парковки стоят в ряд красавцы грузовики с растяжками «Нет Платону!». Четырнадцать машин. Поддержали затянувшуюся акцию так же несколько легковушек и газель.

vKSMfDumzus

Однако водители не сидят в теплых кабинах. Все собрались у последней фуры, которую превратили в общую кухню. Ходят по снегу вокруг нее, обираются кучками, переговариваются.

«Кто такие?» - встречает меня и  троих моих спутников настороженный возглас. Потом я узнала, что вопрос задал не кто-нибудь, а один из координаторов лагеря. Всего их двое – Сергей и Андрей. «Мы недавно проголосовали и главнокомандующих себе выбрали» - пояснили мне гордо дальнобойщики. То есть доверили решать этим двум самые важные вопросы: связываться с группами протестующих в регионах, отваживать провокаторов, отказывать не вызвавшим доверия журналистам и чересчур навязчивым политическим активистам. Понравиться им - нелегкая задача.  Повезло, что «Антиплатон.инфо» тут знают.  И вскоре я уже заппосто общалась с одним из жителей протестного лагеря.

«Каждый день приезжает народ. Спрашивает, что тут у нас происходит, зачем против власти выступаем, чего хотим,» -  пояснил дальнобойщик в синей куртке, по имени Кирилл: «А мы что? Отвечаем! Можно сказать, весь день только этим и занимаемся. Никогда в жизни раньше так много не говорил». Этот здоровый, плечистый тридцатилетний мужчина в синей куртке принимает участие в акции с третьего числа. «Платон» грозит ему разорением, так что сдаваться Кирилл пока не собирается. Если надо, и Новый год встретит под Москвой. «Позвонили вчера из дома – беда. Дочке сделали привычку неудачно. Ребенок-то заболел. Надо уехать будет  домой на пару дней. А как только ей лучше станет - непременно вернусь,» - по секрету рассказал он.

Кирилла не пугает, что в любой момент лагерь может разогнать полиция. Кстати, «охраняет» сейчас парковку всего пара машин. Правда, дежурят круглосуточно.  «Омона было много – потом уехал. Полиции много – и та почти разъехалась . Скучаем уже!» - пошутил стоявший рядом  координатор Сергей. Видно, что веселье его напускное. Ничего хорошего от исполнительной власти не ждут. Сочувствуют в правоохранительных органах протесту или нет, никто до сих пор толком не знает.

Но долго побеседовать нам не удалось.«Идите-ка на кухню!» -  позвали меня из освещенного кузова. И гостеприимно добавили:«Мы вам кофе,чай – что хотите живо устроим!».

YOqrZgXjqZs (1)

Прыжок  - и я стою в небольшом помещении, заменяющим этим людям уже несколько недель собственную квартиру. Справа лежат ящики с открытой и закрытой провизией, а слева, вдоль стены идёт узкая столешница . На ней, как в любой кухне,  кто-то без конца что-то режет, открывает, наливает. А в самой глубине кузова, подальше от любопытных  глаз журналистов, есть даже накрытое чем-то мягким кресло и газовая горелка.

По словам самих дальнобойщиков, именно на кухне они находятся большую часть дня.

- Что делаем? Обсуждаем всё на свете, принимаем важные решения…Но большую часть дня,получается, едим.  Завтрак  медленно перетекает обед, обед в ужин, ужин  обратно в завтрак»  - откровенно рассказал мне один из дальнобойщиков, Алексей.

От нехватки пайка не страдают: часть сами покупают (деньги ещё имеются), часть собирают благодаря активистам и местным  жителям. Количество и скорость уничтожения провизии контролируют дежурные. И, подумав, добавил:

- На самом деле все потихоньку друг друга контролируем. Демократия…

-  Настоящая демократия, а не то, что у нас в стране творится!- подхватывает другой. Его зовут Сергеем. Вскоре я узнаю, что «власти народа» в его представлении не было на территории России никогда.

- Сколько раньше сидел этот….п***р на троне? Пока не окочурится. Да и потом только врали, что власть меняется. А сейчас как врут! Только это не дело братцы,ида? В Европе демократия есть, там другая жизнь. У меня знакомый регулярно за границей покупает солярку и продукты. Говорит, дешевле в несколько раз!

-Так же дорого, это ты фантазируешь! - вмешивается третий протестующий.

- Тогда, наверное, зарплаты больше

- Тоже дерут три шкуры. А Меркель с Обамой не первый срок сидят… - не сдаётся оппонент.

Вот так и спорят каждый день. Однако, как изменить ситуацию к лучшему мужики ещё не знают. И к революции не готовы. Только-только разочаровались  в правительстве и президенте.

CeVRjZ7tFkM

На мой вопрос, смотрели ли пресс-конференцию,  отвечают  - «мало кто». Хотя телевизоры в кабинах есть почти у всех. Сергей вот смотрел,  но впечатление осталось неприятное:

- Уже все кто мог показали, что им на нас плевать. Ну,  говорит Путин: «я из рабочей семьи»...А «Платон» отменять-то не спешит. Прикрывает этого Роттенберга ( сплевывает,как при ругательстве). Транспортный налог, может, и уберут. Нам только от этого не намного легче! Я заплачу «Платону» 370 тысяч, а транспортный налог оплачивать буду – возьмут с меня всего 35. Копейки, по сравнению с новым побором…

Остальные слушатели молчат и кивают.  Перспектива отмены транспортного налога  дальнобойщиков обрадовала явно меньше, чем рассчитывали кремлевские политтехнологи. Платон не просто обуза,  а разорение для таких, как они.

- Налог на дорогу для меня тоже самое, что для журналистов налог на слово или бухгалтеру на цифры. Абсурд какой-то. Вот мне больше сорока, я 22 года  провел за баранкой . Теперь говорят: либо плати, либо профессию меняй. А как я сменю? Кто я без фуры? И если наши экономические требования не услышат, придется серьезно задуматься над политическими . Мы не уйдем, мы – до последнего» - зло уверяет меня Алексей.

Чтобы мои собеседники немного повеселели – меняю тему. Возвращаемся к обсуждению лагерного быта. А он, что называется, неважный. Судите сами: туалет в МЕГЕ, моются – кто где. На улице декабрь. Общество мужское...не считая пресс-секретаря Таси Никитенко.

Однако дальнобойщики уверяют, что жаловаться особенно не на что. Сергей хвастливо разъясняет: «Мы так постоянно живем: день дома – недели в разъездах. На стоянках сутками кому стоять не случалось? Тоже все стоят. А еще для нас не проблема быстро  перемещаться  в любую точку России. Не на тех напали, граждане чиновники, не на тех».

Сейчас главное - сказали мне -  продержаться как можно дольше. Тем временем в регионах должны сформироваться ассоциации из местных протестующих. Представители этих объединений войдут потом в общероссийскую ассоциацию. И организуют масштабный съезд, на  котором дальнобойщики выяснят, какими силами располагают и  решат, какие акции будут проводить.

На часах шесть сорок. «Пойдемте записывать видеобращение, ребята!» - позвали снаружи.  Я и мои собеседники поспешно вылезли  из кузова в жестокую и холодную декабрьскую Россию. Чтобы не мешать им собираться с мыслями, прощаюсь. Напоследок спрашиваю:

-Вам чего-нибудь привезти?
-Да всё есть, всё хорошо. Только от власти подарочка ждём -  отмены “Платона”. И, знаете,  Снегурочек не хватает…

Улыбаются. Вот такой они неприхотливый, весёлый и простой, но очень честный народ. Дальнобойщики!

Алёна Глазкова, студентка журфака
специально для АнтиПлатон